Цвет и линия


Живопись



Живопись

Мы с вами беседовали о реальных условиях, с которыми связано наше видение цвета. Работая над этюдами, вы, наверное, сами начали замечать, что на видимый цвет натуры влияют и характер освещения, и воздушно-пространственная и цветовая среда. Постепенно ваше зрение станет все более и более чувствительным к этим явлениям.

Но восприятие цвета зависит и от непосредственного чувства художника, от его переживаний, от его отношения к тому, что он изображает. Можно сказать, что цветовой образ возникает из дара видеть и дара чувствовать, — а иначе и быть не может в творчестве. Если предположить, что два художника будут писать одну натуру, то и этюды получатся у них разными именно потому, что правда художественная связана с активной мыслью и чувством художника.

Как перенести на полотно то, что мы видим, ощущаем?

Наверное, многих из вас привлекала натура с ярко выраженным контрастом света и тени. Например, пейзаж в солнечный день, когда на свету все так и горит и ясно выделяются тени. Какие же краски взять, чтобы и в этюде все засветилось? Неопытному художнику хочется сразу найти на палитре самую светлую, самую ослепительную краску, да и белил побольше прибавить. А для теней — выбрать темные краски. Но что получается? Не горит, не светится этюд! Яркий свет выглядит в нем каким-то белесым, тени — как черные «провалы». Самые светлые, яркие или темные краски, которые лежат на палитре художника, не могут «буквально» соответствовать громадному диапазону контрастов светлого, темного, яркого в натуре. Так же невозможно механически повторить, «перетащить» реальные объемы и пространство на двухмерную плоскость холста или листа бумаги. Но живопись способна воспроизвести реальную действительность.

Здесь мы с вами переходим к очень важному вопросу. Речь идет о языке живописи — о цветовых отношениях этюда или картины. Вот слова И. Грабаря: «Для художника не существует ни абсолютно прекрасных, ни абсолютно уродливых цветов; он заботится о создании прекрасных отношений одного цвета к другому, их обоих к третьему и всех вместе друг к другу. Красоту создают только их отношения, только то, что можно назвать цветовым синтезом».

Один из учеников известного художника-педагога Н. Крымова вспоминает, как однажды, показывая ученикам свою картину «Улица в Тарусе», Николай Петрович привел конкретный пример цветовых отношений.

- Посмотрите, как сделана зеленая лужайка. Киноварь и охра, и сиреневое, и коричневое, и голубое. Видите?

Нельзя не узнать зеленую тарусскую улицу, как нельзя не узнать почерка Крымова. Киноварь, охра, сиреневое, коричневое и голубое… Почему же художник не назвал зеленую краску? Ведь он говорил о зеленой лужайке! И на его палитре, конечно, была зеленая краска.

Почему? Потому что у художника сложился конкретный цветовой образ натуры, в связи с теми реальными условиями, при которых он ее наблюдал. И ему понадобилось более сложное цветовое выражение, чем просто зеленая краска. Краска — это еще не цвет. Выразительные свойства цвета на полотне могут не совпадать с названием красок, которыми пользовался художник. Нужное впечатление достигается сочетанием цвета, то есть цветовыми отношениями. Рассмотрим это на нескольких конкретных примерах.

Художник Н. Крымов в своей картине «Желтый сарай» изобразил летний вечер, наполненный теплом и покоем, простой сарай и мирно пасущуюся лошадь. Основным источником для художника послужило, очевидно, яркое впечатление от цвета сарая, который под воздействием освещения и в окружении массы зелени выглядел неожиданно декоративным, звучным.









Начало  Назад  Вперед


Книжный магазин